От пушки к Т-34

до системы противокосмической обороны СТРАНЫ

 

 Великий конструктор XX века Анатолий Иванович Савин считал своими наиболее важными техническими разработками создание ракет для борьбы с морскими целями и систем предупреждения ядерных ракетных ударов противника.

 Нет оснований сомневаться в такой оценке. И всё же это очень секретные проекты, поэтому нам трудно о них судить. А вот изобретённая не имевшим ещё даже высшего образования 23-летним инженером Анатолием Савиным пушка С-23, которой оснастили танк Т-34-85, позволила Красной Армии бить броню «тигров» и «пантер» и достигать перевеса и побед в решающих сражениях Великой Отечественной войны — и это знают все. Это — оружие Победы.

Анатолий Иванович Савин родился 6 апреля 1920 года в городе Осташков, который он нежно любил и до последних дней жизни старался побывать на малой родине при первой возможности. И, надо сказать, это ему удавалось.

Иван Николаевич, отец будущего конструктора, работал бухгалтером, а мама, Мария Георгиевна, была учительницей.

Красоты Селигера, прекрасные люди с их доброжелательностью, бескорыстием и мастеровитостью внесли свою лепту в его личность и отношение к жизни. Непростое время, по его собственным воспоминаниям, формировало характер, научило преодолевать трудности.

С ранних лет Анатолий полюбил рыбалку (а разве может быть по-другому на Селигере?!), плавал, ходил на лыжах — и верность этим увлечениям он хранил всегда, причём приезжал для этого и в Осташков.

В родном городе Анатолий учился восемь лет, а в 1935 году семья переехала в Смоленск, где юноша с отличием окончил среднюю школу.

В 1937 году он был принят без вступительных экзаменов в МВТУ им. Н.Э. Баумана. Через два года этот знаменитый вуз прошёл стадию реорганизации, в результате которой студент Савин оказался на новом факультете артиллерийского вооружения.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны Анатолий добровольно вступил в народное ополчение. И.В. Сталин даже в критической ситуации, когда враг приблизился к Москве, принял решение отозвать студентов ведущих вузов с фронта, чтобы сохранить их для страны.

Но Савин ни одного дня не проучился на пятом курсе, а был направлен в Горький на завод № 92 им. И.В. Сталина, считавшийся одним сиз крупнейших в стране по производству полевой и танковой артиллерии.

Анатолий Иванович с благодарностью вспоминал директора завода Амо Еляна, доверявшего ему, юному мастеру цеха противооткатных устройств, очень ответственные задания. В этот период интенсивно велась работа над пушкой Ф-34 Василия Грабина, главного конструктора завода, для танка Т-34. Савин предложил ряд новшеств в конструкции пушки, к которым ревнивый Грабин отнёсся прохладно.

Анатолий Иванович вспоминает: «Директор меня предупредил, что я буду рассказывать наркому о своём изобретении. Поскольку я уже испытал довольно равнодушное отношение к своему предложению со стороны конструкторского бюро В.Г. Грабина, то не придавал особого значения этому событию, так как представлял себе наркома как весьма солидного человека, отягощённого сложными государственными делами, которому трудно, как говорится, «на ходу» вникнуть в существо предлагаемого нового предложения и принять решение. Об Устинове я ничего не знал, поскольку уровень наркомов меня не слишком интересовал, так как я был рядовым солдатом в промышленной армии, а он — главнокомандующим. Дистанция огромного размера.

Впечатление от него как от человека было ошеломляющим. Я увидел физически сильного, смелого, молодого парня с залихватским чубом густых светлых волос, с умным проницательным взглядом и очень быстрой реакцией на всё происходящее. Он детально, как хороший инженер-конструктор, разбирался в противооткатных устройствах, технологии их изготовления и организации производства. Заметно было, что его в первую очередь интересовало всё, что позволяло сократить сроки изготовления, количество дефицитных и дорогостоящих материалов и возможность реконструкции производства с целью увеличения количества изготовляемой продукции.

Определив, что существующие площади не позволят резко увеличить выпуск противооткатных устройств, он предложил срочно построить новый специальный цех противооткатных устройств (этот цех площадью более 10 тыс. кв.м был построен и введен в эксплуатацию за 26 дней).

О моём докладе он высказался одобрительно и поддержал необходимость быстрейшего внедрения этой конструкции в танковые орудия, запущенные в производство, несмотря на мнение противников этого решения среди конструкторов и производственников, опасавшихся, что это вызовет нарушение планов выпуска.

Решение было выполнено, и, как показало время, оно оказалось правильным и сыграло значительную роль в общих мероприятиях по увеличению выпуска пушек».

Новые противооткатные устройства конструкции Савина были изготовлены, прошли все виды испытаний, и пушку поставили на вооружение Красной Армии. Она изготавливалась заводом серийно для оснащения танка Т-34 и вместе с этим легендарным танком вошла в историю Великой Отечественной войны как одно из самых эффективных орудий тех лет. В короткие сроки выпуск артиллерийских систем возрос с 3—4 до 150 единиц в сутки.

В 1942 году Грабина с основным составом его КБ перевели в Москву, а конструкторский отдел на заводе № 92 возглавил 22-летний Анатолий Савин. Впечатлённый талантом нашего земляка нарком вооружения Д.Ф. Устинов назначил его в 1943 году главным конструктором этого ведущего оборонного завода страны. Ему было поручено создание пушки калибра 85 мм для перевооружения танка Т-34 в связи с информацией о появлении в немецкой армии танков типа «Тигр» и «Пантера» и самоходных артиллерийских установок «Фердинанд».

Варианты новой пушки для Т-34 разрабатывали три конструкторских бюро. Осенью 1943 года начались её предварительные испытания, и И.В. Сталину доложили, что лучше всех — орудие конструктора Василия Грабина. Но впереди были государственные испытания всех трёх пушек на Гороховецком артиллерийском полигоне. Пушка Анатолия Савина С-53 получила одно легкоустранимое замечание, а пушка Василия Грабина С-50 развалилась.

Поскольку результаты государственных испытания принципиально расходились с прежним заключением комиссии, то никто, даже принципиальный и отважный нарком Д.Ф. Устинов, не решился доложить И.В. Сталину правду, иначе бы полетело много голов. Нарком вооружения распорядился представить вождю пушку С-53 как совместное произведение конструкторских бюро Грабина и Савина, доложив, что они якобы ещё в ноябре объединили работы по этой теме. Таким образом, официально пушка С-53 с тех пор числится за КБ Грабина.

Уже на следующий день, 1 января 1944 года, пушка С-53 приказом наркома обороны И.В. Сталина была принята на вооружение, а через две недели на заводе № 92 был собран первый образец. Его интенсивно и непрерывно «отстреливали» на Гороховецком полигоне в течение двух дней, и Савин ещё раз усовершенствовал противооткатное устройство.

После новых испытаний усиленными зарядами пушка была принята 2 февраля 1944 года в серийное производство, и оно началось на заводе № 92 через три дня. А.И. Савин продолжал вносить отдельные усовершенствования, не влившие на процесс изготовления и сроки поставок. Он изменил ствол и ряд основных деталей, ввёл кнопку электромагнитного спуска.

По простоте конструкции, надёжности и дешевизне изготовления пушка ЗИС-С-53 намного превосходила все танковые артиллерийские системы, выпускавшиеся в годы войны. Её вклад в общую Победу невозможно переоценить.

Всего за годы войны завод № 92 выпустил более 100000 различных орудий, непрерывно наращивая темпы и снижая себестоимость продукции — в большой степени благодаря усилиям талантливого конструкторского коллектива под руководством А.И. Савина.

9 мая 1945 года ему, главному конструктору завода № 92 им. И.В. Сталина, было всего 25 лет. К тому времени Анатолий Иванович уже был награждён орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны II степени, при этом всё ещё числился студентом 5 курса МВТУ им. Н.Э. Баумана, поскольку учиться было некогда. Через год он завершил обучение заочно, получил диплом инженера, а практически одновременно — Сталинскую премию I степени за свои изобретения.

Новый этап в творческой биографии нашего великого земляка оказался связан с Атомным проектом, который курировал заместитель председателя Совнаркома СССР Л.П. Берия.

Анатолий Иванович вспоминает: «Ещё не было победы под Берлином, не было атомных взрывов в Хиросиме и Нагасаки, а руководство Советского Союза приступило к разрешению атомной проблемы. Создание атомной бомбы для страны, выдержавшей беспрецедентную в моральном и экономическом отношениях войну и добившейся Победы ценой огромных усилий и жертв, явилось новым тяжёлым испытанием для всего советского народа. Основные ресурсы страны в период создания первых образцов задействовались не на создание непосредственно самой атомной бомбы, а на получение в больших количествах обогащённого урана и плутония. Технология получения этих материалов требовала специального оборудования в огромных количествах. Оно создавалось впервые в мировой практике в условиях необычайной секретности. Специалистов в этой области не было, учёные, инженеры, конструкторы, технологи, производственники, строители, монтажники и эксплуатационники должны были работать, формируя совершенно новое научно-техническое направление, начиная с нуля, при этом соблюдая строжайшие правила, предотвращающие утечку информации.

Для решения этой сложнейшей научно-технической и производственной проблемы в Совете министров СССР было создано специальное правительственное учреждение с самыми широкими полномочиями — 1-е Главное управление Совета министров СССР. Возглавлял его Б.Л. Ванников, который в военное время был наркомом боеприпасов СССР, а в довоенное время — наркомом вооружения СССР до назначения на эту должность Д.Ф. Устинова. В качестве головной организации, ответственной за научно-техническую сторону реализации проекта, при Академии наук СССР была создана специальная Лаборатория измерительных приборов Академии наук (ЛИПАН), которую возглавил научный руководитель атомного проекта И.В. Курчатов.

Одним из сложнейших направлений в получении материалов для атомной бомбы стало выделение урана-235 из природного урана методом газовой диффузии. В 1945 году по решению 1-го Главного управления наш завод был подключён к созданию опытной многокаскадной установки… на заводе № 92 создаётся Особое конструкторское бюро. Начальником ОКБ назначен директор завода, главным конструктором ОКБ — главный конструктор завода. В результате эта роль выпала на мою долю. Так мне, инженеру-артиллеристу, пришлось осваивать совершенно новую сферу деятельности. Впрочем, не только мне, но и всем участникам этого гигантского проекта.

Работы развернулись в начале 1945 года и до окончания — ввода в эксплуатацию завода Д-1 в районе Нижнего Тагила — находились под самым пристальным вниманием лично И.В. Сталина, а также Л.П. Берия, Д.Ф. Устинова, В.М. Рябикова (первого заместителя Устинова), И.В. Курчатова. Программа создания диффузионного завода Д-1 выполнялась теми же методами, что и военные заказы по артиллерии во время войны. Новизна проблемы дала мощный импульс научно-исследовательским работам в ОКБ. Со стороны 1-го Главного управления СМ СССР (Б.Л. Ванников) и Наркомата вооружения СССР (Д.Ф. Устинов, В.М. Рябиков) были созданы необходимые условия для совместной работы учёных-физиков, конструкторов, технологов и производственных рабочих разнообразных специальностей… Всё это в конечном итоге определило успешное завершение программы по созданию диффузионного завода Д-1».

В КБ Горьковского завода под руководством А.И. Савина по заданиям академиков Курчатова, Кикоина, Александрова и Алиханова был разработан ряд конструкций для промышленных технологий получения обогащённого урана и плутония и создан комплекс оборудования по диффузионному разделению изотопов урана, что позволило в кратчайший срок создать производство оружейного урана. Анатолий Иванович лично спроектировал систему разгрузки облучённых урановых блоков и реактора на тяжёлой воде. Его заслуги как конструктора были отмечены двумя Сталинскими премиями.

Уже началась «холодная война», и перед советским оборонным комплексом во весь рост встала задача создания реактивных управляемых комплексов, прежде всего — класса «воздух—море». Для её реализации в 1947 году по решению Правительства СССР создали КБ-1. Его возглавил Павел Куксенко, главным конструктором стал Серго Берия, а в 1951 году «для повышения эффективности работ по созданию новых видов вооружения» в это конструкторское бюро перевели Анатолия Савина с группой сотрудников.

После смерти И.В. Сталина и расстрела руководителя Атомного проекта Л.П. Берии началась новая волна репрессий — уже хрущёвских. Об этом как-то не принято говорить, но это было. Затронули они и создателей реактивного управляемого оружия. Конечно, основным объектом этой «охоты на ведьм» стал Серго Берия, которого арестовали и полтора года держали в тюрьме КГБ, выбивая показания о вредительстве.

Берия-младший вспоминал: «Партийное собрание отказалось голосовать за моё исключение из партии. Это пришлось сделать самому ЦК… Анатолий Иванович Савин, ныне генеральный конструктор и академик, академик Расплетин, после меня он стал главным конструктором в нашей организации, Бункин, ныне академик, член Президиума Академии наук, Шабанов, мой заместитель, впоследствии — генерал армии, заместитель министра обороны СССР, другие товарищи... С большинством из них у меня до сих пор сохранились и личные, и деловые связи. Все они продолжают работать, занимая командные посты в военной технике. Я до сих пор благодарен им за всё, что они для меня сделали. Своими действиями эти порядочные люди доказали, что, несмотря на все вздорные обвинения, я — честный человек, работавший на свою страну. Это они, не боясь за свою карьеру, в те трудные для меня дни открыто заявили: “Мы ему верим”».

КБ-1 было реорганизовано в СКБ-41, и А.И. Савин стал в нём заместителем главного конструктора по противовоздушной тематике, пройдя путь до главного конструктора бюро. Анатолий Иванович — один из создателей реактивной системы управляемого оружия «Комета» класса «воздух—море», оборонных систем классов «воздух—земля», «воздух—воздух», «земля—море», «земля—земля», «море—море» «П-15». На длительное время реактивное управляемое оружие стало новым объектом и этапом в жизни нашего выдающегося земляка.

Коллектив по его руководством внёс также огромный вклад в создание уникальной, непроницаемой для самолётов противника многоэшелонной единой системы противовоздушной обороны Москвы, введённой в действие в 1953 году. Она представляла собой сложную территориальную систему взаимосвязанных объектов: радиолокационных средств предварительного оповещения на дальних расстояниях, мощных зенитных комплексов, средств управления системой в целом и средств обеспечения непрерывного боевого дежурства.

Кроме шести командных пунктов, в неё входили базы для хранения и технического обслуживания боекомплектов 3360 зенитных ракет, 500 км бетонных дорог вокруг столицы, 60 жилых посёлков, 56 объектов внутреннего и внешнего колец с комплексами зенитных ракет, стартовыми позициями и системами связи. Система могла вести одновременный обстрел 1120 подлетающих к Москве целей.

Практическая и руководящая деятельность не оставляли времени на оформление результатов разработок, и А.И. Савин лишь в 1959 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1965 году — докторскую.

В конце 1950-х годов в ОКБ-52 В.Н. Челомея было создано противокорабельное оружие — самонаводящиеся оперативно-тактические крылатые ракеты с большой дальностью действия. Для их загоризонтного пуска требовалась информация о морской обстановке, для чего было принято решение об использовании в этих целях космических аппаратов, оборудованных средствами всепогодного наблюдения за надводными кораблями. ОКБ-41 А.И. Савина создало наземные радиоэлектронные комплексы этой системы и бортовые средства управления космическими аппаратами.

С 1960 года Анатолий Иванович, по согласованию с руководством страны, предложил коллективу бюро и научным институтам всей оборонной отрасли начать разработку глобальных космических информационно-управляющих систем, способных обеспечить стратегический паритет с США в космосе.

Он вспоминал: «В результате реорганизации СКБ-41 было преобразовано в ОКБ-41 с единой космической тематикой. Магистральным направлением работ стало создание комплекса противоспутниковой обороны, перед которым ставились задачи по перехвату и поражению искусственных спутников Земли военного назначения вероятного противника, пролетающих над территорией СССР».

Цикл работ под руководством академика А.И. Савина по оптоэлектронике, информатике, радиофизике, радиотехнике и радиоэлектронике, научные исследования атмосферы, океана, суши и околоземного космического пространства обеспечили создание советскими учёными физических основ обнаружения и идентификации объектов на фоне различных образований в атмосфере, океане, на суше и в околоземном космическом пространстве. Особое место было отведено исследованиям по информатике и обработке изображений. Пионерными стали также работы А. И. Савина и его школы по дистанционному зондированию с целью глобального и регионального экологического мониторинга Земли.

В сотрудничестве с ОКБ-52 академика В.Н. Челомея ОКБ-41 А.И. Савина создало автоматизированный комплекс противоспутниковой обороны. Он включал наземный командно-вычислительный и измерительный пункт, специальную стартовую площадку на полигоне Байконур, ракету-носитель и космический аппарат-перехватчик.

Первое в мире успешное поражение цели в космосе состоялось в августе 1970 года: боевой расчет системы получил задачу уничтожить искусственный спутник Земли. «Охота» в космосе завершилась тем, что осколочно-боевая часть боевого снаряжения разнесла мишень на куски. В 1979 году комплекс ПКО был поставлен на боевое дежурство, в результате чего американские спутники оказались «на крючке».

В 1983 году Ю.В. Андропов декларировал одностороннее обязательство СССР не выводить оружие в космос, но комплекс противокосмической обороны по-прежнему находился на боевом дежурстве, лишь испытания в космосе были прекращены.

В 1973 году ОКБ-41 преобразовали в Центральный НИИ «Комета», и на 27 последующих лет, вплоть до начала нового тысячелетия, его генеральным конструктором и генеральным директором стал А.И. Савин. В состав ЦНИИ вошли завод «Мосприбор» и СКБ-39, а в 1985 году они образовали научно-производственное объединение с филиалами в Ереване, Рязани, Ленинграде и Киеве, заводами в Алма-Ате и Вышнем Волочке, подразделениями в Московской области и Тбилиси.

Творческий гений академика А.И. Савина не ослабевал. В 1970-е годы его коллектив разработал принципы оперативного обнаружения стартов и отслеживания траекторий межконтинентальных баллистических ракет по излучению факела двигательной установки в инфракрасном диапазоне. В последующем удалось создать глобальную систему обнаружения стартов ракет, размещённых на самолётах, шахтных пусковых установках и подводных лодках.

Как ни лихорадило космическую отрасль в «перестройку» и «лихие девяностые», ещё перед распадом СССР удалось завершить работы по монтажу и настройке аппаратуры на объектах системы противокосмической обороны, изготовить первые космические аппараты, отработать программы анализа информации. А в первой половине 1990-х годов на орбиту запустили по этой программе три спутника. 25 декабря 1996 года Указом президента России система была принята на вооружение.

Распад СССР в корне изменил расстановку сил в мире, и А.И. Савину пришлось не только задуматься над новой ситуацией и сценарными прогнозами, но и предложить собственную концепцию поддержания стратегического равновесия на основе разработанных в «Комете» глобальных информационно-управляющих систем.

Эта концепция понравилась далеко не всем, и главный конструктор академик А.И. Савин вынужден был оставить своё детище — объединение «Комета». Несколько лет назад в одном из интервью его спросили об этом. Он ответил: «Тогда выгоняли всех толковых главных конструкторов. В 1995 году нам перестали платить деньги. Делали всё возможное, чтобы развалить военную промышленность… Чего греха таить, им это удалось. Разрушены наука, образование, культура. Разве вы этого не видите?!»

В 2004 году академика А.И. Савина назначили генеральным конструктором ОАО «Концерн ПВО “Алмаз — Антей”», а через три года — научным руководителем концерна. На этой высокой должности он трудился до конца жизни, занимаясь разработкой глобальных информационно-управляющих систем, в том числе мониторинга Земли, контроля чрезвычайных природных и техногенных ситуаций.

Несмотря на возраст, наш земляк вёл серьёзную научную, общественную и государственную деятельность, будучи членом Экспертно-консультативного совета по устойчивому развитию при Государственной думе РФ, членом Экспертного совета при Правительстве России, руководя Научным советом Российской академии наук по проблемам обработки изображений.

Его награды очень трудно перечислить. О некоторых сказано выше, но назовём и другие. Анатолий Иванович — Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской, трёх Сталинских и двух Государственных премий СССР и России, Государственной премии Грузии, Национальной телевизионной премии «Победа» в номинации «Легенда оборонно-промышленного комплекса». Он награждён четырьмя орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Отечественной войны II степени, «За заслуги перед Отечеством» III и II степени. Золотой медалью им. А.С.Попова Российской академии наук в последние двадцать лет были награждены лишь четверо учёных — академики Юрий Гуляев, Жорес Алфёров, Андрей Микаэлян и Анатолий Савин.

6 апреля 2010 года президент России Д.А. Медведев направил ему телеграмму:

«Уважаемый Анатолий Иванович!

В день Вашего 90-летия примите мои поздравления и наилучшие пожелания.

Выдающийся конструктор, автор более 500 трудов, Вы являетесь признанным научным авторитетом в области информатики и автоматизации. Созданные Вами образцы вооружений, среди которых реактивные управляемые системы, стали значимым вкладом в укрепление обороноспособности нашей страны.

Отрадно, что и сегодня Вы продолжаете вести исследовательскую деятельность, передаёте свой опыт и знания молодым учёным.

Доброго Вам здоровья и благополучия».

18 мая 2011 года Совет депутатов города Осташков присвоил Анатолию Ивановичу Савину звание почётного гражданина города. На торжественном вечере, посвящённом Дню города, старейшему земляку были вручены удостоверение и алая лента. На доме, где он родился и жил до 1935 года, установлена памятная доска.

Анатолий Иванович был талантливым живописцем. Своей землячке журналистке Алле Логиновой он сказал иронично: «Родиться в Осташкове с его художническими традициями и не быть художником просто нельзя». В издательском доме «Оружие и технологии» вышел альбом его работ. Профессиональными художниками стали его младшая дочь Ирина и внучка Александра.

Академик Савин был членом Совета старейшин Ассоциации тверских землячеств. В декабре 2011 года он принимал участие в проходившем в Твери Всемирном конгрессе земляков, охотно общался с ними, улыбался, фотографировался, а на наш вопрос о том, чем сейчас занимается, серьёзно ответил: «Занимаюсь воздушно-космической обороной. Основная цель — это предотвращение возможной войны. А у американцев, на мой взгляд, главная задача — это продолжение политики гонки вооружений, то есть возвращение к «холодной войне», но уже на новом этапе. Я всех предупреждаю об опасности».

Надо внимательно прислушаться к словам создателя ядерного щита страны.

Анатолий Иванович скончался 27 марта 2016 года, не дожив десяти дней до своего 96-летия. Он похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Памятник академику Анатолию Ивановичу Савину установлен в Москве на ул. Верейская, на территории концерна Воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей».

 

 

В. М. Воробьёв,

доктор культурологии, профессор,

председатель Научного совета Ассоциации тверских землячеств

К 100-летию со дня рождения

академика Анатолия Ивановича Савина

Сайт Тверской региональной патриотической общественной организации

ГЕНЕРАЛЬСКИЙ КЛУБ

2020 г. Тверская региональная патриотическая общественная организация "Генеральский клуб"